А.Белькевич – Всем добрый день. У микрофона Андрей Белькевич. Я нахожусь в столице Азербайджана Баку. И здесь вместе со мной заведующий отделом по вопросам межнациональных отношенй, мультикультурализма и религии Администрации президента Азербайджана Этибар Наджафов. Добрый день.

Э.Наджафов – Добрый день.

А.Белькевич – Мой первый вопрос связан как раз с таким понятием как «мультикультурализм». Во-первых, мы сейчас находимся в Бакинском международном центре мультикультурализма. И это слово также присутствует в официальном названии вашей должности. В Европе это понятие – «мультикультурализм» — все менее и менее популярно. Все более и более скептические настроения в отношении него. Чем отличается понятие о мультикультурализме в Азербайджане от европейского и почему у вас сегодня это одна из главных ценностей в политике, а в Европе наоборот – все менее и менее популярна.

Э.Наджафов – Понятие «мультикультурализм» можно использовать в широком и узком смысле. В широком смысле – это мультикультурность, что вытекает из этимологии слова. Основу этой многокультурности составляют монокультурные ценности, которые играют очень важную роль в жизни народов. А в узком смысле «мультикультурализм» — это отношение государства к существующему в обществе этнокультурному многообразию. Говоря о роли такого многообразия в обществе, хотел бы отметить, что даже в эпоху глобализации оно существует практически во всех странах и было сформировано на протяжении длительного исторического периода. В настоящее время трудно найти государство, в котором нет такого многообразия. И, конечно, все страны это многообразие хотят регулировать. Мультикультурализм является одним из способов такого регулирования. Есть и другие варианты регулирования. Такие как ассимиляция, изоляция, политика апартеида. Но среди них мультикультурализм — наиболее прогрессивная политика. Почему? Потому что направлен на сохранение этнокультурного многообразия, а не на его ликвидацию, как, например, в случае проведения политики ассимиляции. Вы правы в том, что сейчас некоторые страны Запада отказываются от этой политики, считают ее уже нецелесообразной. Хотя в 70-х-80-х годах прошлого столетия они рассматривали эту политику как одну из самых эффективных для регулирования существующего в обществе этнокультурного многообразия.

А.Белькевич – Но они отказываются потому что поняли: не работает эта политика. Что такого делает Азербайджан, чтобы не оказаться в такой же ситуации, когда эта политика вдруг не сработает?

Э.Наджафов – Как я уже сказал, этнокультурное многообразие – это социальное явление. Оновозникает в любом обществе, особенно в эпоху глобализации. И в его основе находятся этнокультурные ценности. Они составляют основу мировоззрения народа, основу его деятельности. И поэтому если мы игнорируем ценности какого-то народа, в современных условиях это приводит к этническим, религиозным конфликтам. Азербайджан – многонациональное, многоконфессиональное государство. И мультикультурализм здесь – официальная политика. Азербайджан в этом смысле – одно из немногих государств мира.

А.Белькевич – Тем не менее, насколько я знаю, 96 процентов населения Азербайджана исповедуют ислам в той или иной форме. То есть, почти все граждане страны – мусульмане. Каким образом в таких условиях возможно сделать общество действительно мульти-, а не монокультурным и монорелигиозным?

Э.Наджафов – Действительно 96 процентов населения Азербайджана являются мусульманами. Они исповедуют ислам. Но наряду с мусульманской религией в азербайджанском обществе представлены все основные религии. Здесь вместе с мусульманами живут и православные, и католики, и представители иудейской религии, также есть новые протестантские деноминационные направления. Что касается непосредственно вашего вопроса, то ответ тут очень простой: в Конституции страны указано, что ни одна религия не имеет приоритета по отношению к другой. Все религии равны перед законом. И если говорить об отношениях между государством и религией, то здесь мы видим четыре важных преимущества политики мультикультурализма. Первое, Азербайджан обеспечил свободу религиозного вероисповедания. Второе, в Азербайджане все религии равны перед законом. Это, как я уже отметил, зафиксировано в Конституции, а также, например, в законе о свободе вероисповедания. Третье, государство оказывает всем религиозным организациям финансовую помощь. И четвертое, Азербайджан славится тем, что представители всех религий здесь сотрудничают друг с другом. В других странах вы не увидите, что иудеи посещают мусульманский праздник, например, Рамазан. Когда же у нас проходит этот праздник под патронажем президента Азербайджанской республики Ильхама Алиева, в нем участвуют представители всех религиозных общин. И еще Азербайджан уникален тем, что здесь нет и никогда не было противостояния между представителями основных ветвей ислама – суннитами и шиитами. Они даже проводят совместные молитвы в мечетях.

А.Белькевич – Тем не менее, Госдепартамент США, который ежегодно выпускает доклад о свободе вероисповедания в мире, регулярно критикует Азербайджан. В этом году критика касалась следующих пунктов: отказ в регистрации группам религиозных меньшинств, закрытие под надуманными предлогами мечетей, контроль за печатными религиозными материалами. Кроме того, со ссылкой на правозащитников дается информация о 80 заключенных по религиозным причинам. Как вы это прокомментируете?

Э.Наджафов – Действительно в докладах Госдепартамента содержится критика религиозной ситуации в Азербайджане. Конечно же, эта критика является предвзятой, не объективной. Она не отражает реальности. Например, что касается закрытия мечетей. Как я уже говорил, все религии, согласно Конституции, равны перед законом. Но в законе же говорится, что если религия проповедует ненависть, призыв к свержению государственной власти, различного рода нетерпимость, то, конечно же, они караются со стороны властей.

 

А.Белькевич – То есть, такие случаи все-таки бывают?

Э.Наджафов – У нас есть определенные религиозные организации…

А.Белькевич – В основном о мусульманских организациях речь идет?

Э.Наджафов – В основном о мусульманских. Это те организации, которые финансируются из других стран. Это страны, которые ревностно относятся к достижениям Азербайджана в политической, экономической, социальной сферах. В сфере межнациональных, межрелигиозных отношений.

А.Белькевич – Вы можете уточнить, какие конкретно государства?

Э.Наджафов – Речь идет о религиозных центрах, находящихся в некоторых государствах Ближнего Востока. Эти центры пропагандируют ту же идеологию, что ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка). Есть также различного рода вахабитские организации. Их действия противоправны. Они не соблюдают Конституцию. Но так происходит в любом государстве: если какая-то организация нарушает закон, она должна отвечать за свои противоправные действия.

А.Белькевич – Если вы считаете, что эти исламские фундаменталисты финансируются из-за рубежа, это должно также сказываться на внешней политике Азербайджана в целом. Как влияет религиозная ситуация на внешнюю политику?

Э.Наджафов – Конечно, внутреннее положение в стране воздействует на внешнюю политику. Существует общеизвестный принцип об определяющем влиянии внутренней политики на внешнюю. Если внутри страны спокойствие, стабильность, высокий уровень жизни населения; если нет противостояния на этнической и религиозной почве, то, как правило, внешняя политика такого государства является миролюбивой. Опять же Азербайджан тому пример. Успешное проведение политики мультикультурализма внутри страны находит отражение во внешней политике. Здесь мы также стремимся к межкультурному диалогу. В том числе в рамках Бакинского процесса, начатого по инициативе нашего президента в 2008 году.

А.Белькевич – Если брать ваших самых близких и сильных соседей, например, Турцию и Иран, с кем более удачно складываются отношения? Потому что часто в азербайджанской прессе приходится читать о религиозной угрозе со стороны прежде всего Ирана.

 

Э.Наджафов – Со всеми соседними государствами у Азербайджана прекрасные отношения. Кроме, конечно, Армении, которая оккупировала 20 процентов нашей территории, и в результате этой войны более миллиона жителей Азербайджана оказались беженцами. Но и с Турцией, и с Ираном, и, конечно, с Россией отношения прекрасные. Мы руководствуемся прежде всего нашими национальными интересами. И когда какая-то религиозная организация из-за рубежа начинается оказывать какое-то деструктивное воздействие на внутриполитическую ситуацию, из какой-бы страны эта организация не была, законными методами, согласно законам страны, мы с этой организацией поступаем как положено.

А.Белькевич – Но с властями страны, откуда может оказаться эта организация, вы сохраняете добрые отношения?

Э.Наджафов – Конечно. Конечно. Как я уже отметил, со всеми соседними государствами, в том числе с теми, что вы назвали, Турцией, Ираном, у нас прекрасные отношения. Мы разделяем деятельность религиозных организаций и государств. И такие случаи не влияют на межгосударственные отношения.

А.Белькевич – Граждане Азербайджана, из числа тех, что восприняли радикальные мусульманские идеи, ездили в Сирию и Ирак воевать на стороне ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка). Сейчас эта группировка практически разгромлена. Многие из уехавших возвращаются в страну. Насколько серьезна эта ситуация для внутриполитической стабильности в Азербайджане?

Э.Наджафов – Тот факт, что некоторые граждане Азербайджана едут в ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка) сражаться является своего рода ответом на один из ваших предыдущих вопросов. Для того, чтобы предотвратить подобного рода явления, такие, как участие наших граждан в террористических организациях, мы и проводим нашу политику. Она порой не нравится некоторым странам. В частности, как вы упоминали, Госдепартаменту США.

А.Белькевич – Но все-таки угроза для внутренней жизни страны существует?

Э.Наджафов – Есть азербайджанцы, воевавшие в составе ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка). Мы уже определили, кто они такие. Как они попали под воздействие вредных, террористических религиозных организаций.

 

А.Белькевич – Они возвращаются в страну и вы их отслеживаете?

Э.Наджафов – Когда они возвращаются, они подвергаются уголовной ответственности.

А.Белькевич – И такие случаи были?

Э.Наджафов – Да. За то, что прежде всего они нарушили наш закон. Мы исходим из верховенства закона. Закон один для всех. И такие люди осуждаются не только государством, но и всем азербайджанским обществом.

А.Белькевич – Я благодарю вас. Напомню, что мы беседовали в Баку с заведующим отделом по вопросам межнациональных отношенй, мультикультурализма и религии Администрации президента Азербайджана Этибаром Наджафовым. Спасибо.

Э.Наджафов  — Пожалуйста.